APPLY FOR THIS OPPORTUNITY! Or, know someone who would be a perfect fit? Let them know! Share / Like / Tag a friend in a post or comment! To complete application process efficiently and successfully, you must read the Application Instructions carefully before/during application process.

Рынок ценных бумаг (РЦБ) в России начал свое формирование в первой половине 1991 г. после принятия Постановления Совета Министров РСФСР № 601 от 25 декабря 1990 г. “Об утверждении Положения об акционерных обществах”. Для этого – первого этапа были характерны следующие процессы: – появление (еще в 1990 г.) первых открытых АО, разместивших в 1991 г. свои акции (банк “Менатеп”, Российская товарно-сырьевая биржа); – в марте 1991 г. впервые появились на биржевых торгах (фондовый отдел Московской товарной биржи) государственные облигации; – появление десятков бирж в 1991 г. и начало функционирования в 1992 г таких институтов рынка как инвестиционные компании. Первоначально “ассортимент” акций, находившихся в свободной продаже, был крайне мал – не более десяти. Большая часть оборота фондовых ценностей, концентрировавшегося, в основном, в фондовых отделах товарных бирж, приходилась на брокерские места бирж и государственные долговые обязательства. Кроме фондовых отделов товарных бирж фондовая торговля осуществлялась самими эмитентами ценных бумаг в ходе их первичного размещения. Последовавший во второй половине 1991 г. рост количества выпускаемых акций связан с биржевым бумом, когда в течение нескольких месяцев было создано несколько десятков бирж. Создание бирж (организационно-правовая форма – акционерное общество) сопровождалось крупными эмиссиями акций. В то же время многие коммерческие банки, созданные ранее, перерегистрировавшись в акционерные общества, также начали размещение своих акций. К августу 1991 г., благодаря созданию значительного количества АО, была набрана масса ценных бумаг, достаточная для начала функционирования фондовых бирж. Итогом этого этапа (к весне 1992 г.) можно считать появление всех возможных видов ценных бумаг, эмитированных, в основном, корпорациями и государством. Можно также считать, что к концу этого этапа было закончено формирование первичной нормативной базы развития рынка. Постановление Совета Министров РСФСР № 78 от 28 декабря 1991 г. “Об утверждении Положения о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР” на 5 последующих лет стало основным документом в этой области (за исключением приватизируемых предприятий). Основными формальными вехами второго этапа стали: – система приватизационного законодательства 1992-1994 гг.; – создание и развитие организованного рынка государственных ценных бумаг в 1993-1995 гг. Точкой отсчета для этого этапа стал Указ Президента РФ N 721 от 1 июля 1992 г. “Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества”, который оказал наибольшее влияние на развитие РЦБ в 1992-1994 гг. Технология чековой (ваучерной) приватизации стала, в свою очередь, решающей для развития инфраструктуры рынка. По имеющимся оценкам, именно в 1994 г. рынок ценных бумаг в России впервые стал оказывать сильнейшее влияние на общеэкономическое и даже политическое развитие страны. Так, резкое расширение рынка ГКО в 1994 году позволило в определенной мере уменьшить размер свободных денежных ресурсов, оказывавших негативное воздействие на курс доллара США по отношению к рублю и на темпы инфляции спроса. В 1994 г. впервые началось использование ценных бумаг для разрешения кризиса неплатежей (выпуск казначейских обязательств (КО)). В 1994 году иностранными инвесторами впервые были осуществлены крупные вложения в акции российских приватизированных предприятий. В 1992 – 1995 годах была осуществлена эмиссия банковских векселей – более чем на 40 млрд. рублей, чеков, а также банковских депозитных и сберегательных сертификатов. В 1992 г. началась торговля фьючерсами (товарными и валютными) и опционами. Таким образом, в 1994 г. совпали во времени два качественных сдвига на рынке: во-первых, резко увеличилось предложение ценных бумаг вследствие интенсификации эмиссионной деятельности (эмиссия акций приватизированных предприятий, государственных ценных бумаг, а также активизация компаний, аккумулирующих средства населения), и во-вторых, резко увеличился спрос на инвестиционные ценности (за счет иностранных инвесторов; формирования устойчивого слоя населения, обладающего сбережениями долгосрочного характера, которые могут быть инвестированы, в том числе, в ценные бумаги; а также притока на рынок ценных бумаг, средств банков и других финансовых структур в результате снижения прибыльности операций на кредитном рынках). Эти факторы в значительной степени определили и последующую динамику развития рынка ценных бумаг. В результате столь быстрого роста рынка потребности эмитентов и инвесторов переросли те возможности, которые в то время предоставляла инфраструктура рынка. Если в 1992-1993 гг. можно было говорить о том, что развитие инфраструктуры опережало развитие рынка в целом, то в 1995-1996 гг. ситуация поменялась на обратную. Быстрое развитие рынка также ставило в качестве одного из ключевых вопрос о создании новой нормативной базы. Для третьего этапа развития рынка характерны, следующие основные признаки: – появление в 1994-1996 гг. качественно новой нормативной базы, определяющей институционально-регулятивные аспекты функционирования рынка ценных бумаг (вступление в силу нового ГК РФ, Законов РФ “Об акционерных обществах” и “О рынке ценных бумаг”); – качественные изменения в 1994-1996 гг., связанные с развитием инфраструктуры – свыше 200 лицензированных регистраторов, подготовка (хотя и конфликтная) к созданию центрального депозитария, создание и развитие Российской торговой системы, формирование системы саморегулируемых организаций участников рынка). Важнейшим качественным отличием данного этапа развития РЦБ является также растущее международное признание российского рынка, доступ российских эмитентов различного типа к мировым финансовым рынкам. Среди наиболее важных событий в этой области следует отметить получение одновременно кредитного рейтинга Moody’s, Standard&Poor’s и IBCA, успешные выпуски “еврооблигаций”, публикация индекса IFC Global Russia, выпуски ADR/GDR рядом компаний, включение АО “Вымпелком” в листинг Нью-Йоркской фондовой биржи, признание американской SEC некоторых российских банков “надежным иностранным депозитарием” и др. Относительная стабилизация курса рубля и замедление темпов инфляции, снижение доходности государственных ценных бумаг в 1995-1997 гг. в целом повысили доверие инвесторов к перспективам экономического развития России и отдельных компаний. Российский рынок по-прежнему остается рынком крупных институциональных инвесторов, оперирующих значительными средствами и крупными пакетами акций. Хотя ограничения для мелких инвесторов препятствуют ликвидности, рынок крупных профессионалов более стабилен. По имеющимся оценкам, в 1997 г. наибольшую роль среди инвесторов играли частный иностранный капитал (инвестиционные банки и фонды) и российские предприятия – эмитенты акций. Роль российских коммерческих банков в инвестиционном процессе возрастала, однако оставалась незначительной. Преобладание внебиржевой торговли являлось для рынка типичным. Это и рыночные сделки (в рамках РТС и на “телефонном” рынке), и прямые сделки со значительными пакетами по взаимной договоренности сторон, которые не отражаются в торговых и информационных системах. Вместе с тем, можно говорить о некотором возрождении биржевой торговли: начата торговля корпоративными бумагами на ММВБ; создана и начала функционировать Московская фондовая биржа. Основная доля рыночного оборота приходится на скупку стратегическими инвесторами контрольных пакетов акций приватизированных предприятий. Вместе с тем, для 1996-1997 гг. становится характерным рост интереса портфельных инвесторов к российским акциям. Хотя концентрация интереса на наиболее ликвидных “blue chips” сохраняется, существует явная тенденция к распространению интересов профессиональных участников рынка на акции компаний “второго эшелона”. По имеющимся оценкам, в 1997 г. предпочтение отдается тем акциям “второго эшелона”, которые получают высокую оценку по основным критериям инвестиционной привлекательности: степень информационной открытости; качество услуг депозитария-реестродержателя; степень распределенности уставного капитала (если структура устойчива, то это часто снижает интерес к компании); позиция руководства по отношению к сторонним акционерам; развитость местного фондового рынка; приемлемость финансово-экономических показателей. Наиболее важным фактором считается степень информационной открытости эмитента. Как правило, благополучная в этом плане компания позитивно относится и к сторонним инвесторам. Так, многие региональные компании энергетики и связи имеют в своем составе иностранных акционеров. В целом можно отметить следующую тенденцию: если ранее инвестиции осуществлялись “в Россию”, то в 1996-1997 гг. больше внимания уделяется конкретным перспективам конкретных компаний. Это означает, во-первых, что имеется значительная база для дальнейшего расширения ликвидности российского рынка. Во-вторых, именно конкретная информация о деятельности корпораций (прибыль, совместные проекты, выпуск ADR и др.) становится существенной для развития рынка их акций. Несмотря на сохраняющиеся инвестиционные риски, в 1996 – сентябре 1997 гг. российский рынок акций развивался быстрыми темпами. Прирост российского фондового индекса (индекс IFC) в 1996 г. составил 153%, что значительно выше, чем у ближайших (по динамике роста) конкурентов: Венесуэла – 114%, Венгрия – 97%. Таким образом, российский рынок корпоративных ценных бумаг в 1996 г. показал максимальный темп роста из всех мировых развивающихся рынков. По итогам 1996 г. вложения, например, в акции компании Лукойл обеспечили инвесторам 163% годовых в валюте, Мосэнерго – 367%, Сургутнефтегаз – 440%. Для 1996 – сентября 1997 гг. характерна – при заметных колебаниях – явная общая повышательная тенденция как в динамике индексов курсов акций и объемов торговли, так и в росте капитализации российского рынка. В январе-августе 1997 г. наблюдался значительный рост котировок практически по всем видам наиболее ликвидных ценных бумаг российских эмитентов. Это было обусловлено, в том числе, приходом новых групп российских и иностранных инвесторов на рынок корпоративных ценных бумаг, что связывалось со снижением темпов инфляции и падением доходности других секторов финансового рынка. Мощный подъем рынка затронул акции предприятий практически всех отраслей. При этом, характерным является тот факт, что наряду с традиционно высоколиквидными и пользующимися высоким спросом бумагами “blue chips” быстро росли в цене и акции так называемого “второго эшелона”, в особенности предприятий региональной энергетики и связи. Этому способствовала и активизация торговли в РТС-2, в листинг которой входит большое число региональных компаний, в том числе из отраслей телекоммуникации и энергетики. В 1996 – первой половине 1997 г. произошел существенный (в 4,5 раза) рост капитализации российского фондового рынка: с 15 млрд. долларов США до 68 млрд. долларов (без учета сделок по акциям РАО “Газпром” – 54 млрд. долларов). Тенденция роста сохранялась в течение лета 1997 года. По некоторым экспертным оценкам, в середине сентября 1997 г. капитализация составила около 100-105 млрд. долл. (в том числе около 30 млрд. – нефтяные компании, около 40 млрд. – энергетика и связь, около 25 млрд. – РАО “Газпром” по внутренним ценам). Рассматривая капитализацию российского рынка акций, необходимо принимать во внимание, что из более чем 50 000 открытых акционерных обществ России (в т.ч. 30 000 созданных в процессе приватизации) какую-либо рыночную котировку имели акции лишь немногих – не более 150 предприятий. Реальная капитализация российского рынка выше этих оценок, но из-за низкой ликвидности акций оценить ее не представляется возможным. Для первой половины 1997 г. характерен приток “свежего” иностранного капитала на российский фондовый рынок и что важно – консервативных инвесторов. При этом сохраняется значительная зависимость конъюнктуры рынка акций от заказов иностранных инвесторов, предъявляющих основной спрос на бумаги тех или иных предприятий. Портфельные инвестиции глобальных фондов, в свою очередь, носят цикличный характер в зависимости от сроков и объемов выделенных “на Россию” средств и политической конъюнктуры. Так, например, резкий рост котировок российских “голубых фишек” в июле 1997 г. связан, в частности, с тем, что глобальные фонды подвели итоги своей деятельности за первое полугодие и увеличили лимиты инвестиций на одном из наиболее быстрорастущих рынков. Тем не менее, следует заметить, что устойчивый рост котировок в 1997 г. был также связан с притоком “свободных” российских денег. Таким образом, рост котировок по большинству ценных бумаг, котирующихся на российском фондовом рынке, в 1997 году был вызван следующими основными причинами: – снижение ссудного процента; – продолжающаяся борьба финансовых групп и банков за перераспределение собственности; – определенная политическая и макроэкономическая стабилизация в 1997 г.; – вызванный перечисленными выше факторами приток иностранных инвестиций; – перераспределение финансовых портфелей в связи со снижением уровня доходности на рынке государственных ценных бумаг. Финансовый кризис, начавшийся осенью 1997 г., наложил свой отпечаток на перспективы развития российского рынка корпоративных ценных бумаг. Среди причин более чем 30-процентного падения капитализации рынка (до уровня мая 1997 г.) можно выделить целый комплекс тенденций (часто противоречивых): – общий отток капитала с развивающихся рынков, “спровоцированный” азиатским кризисом; – “внутренняя” реакция на динамику индекса Доу-Джонса (хотя корреляция динамики американского и российских индексов очевидна, есть разные точки зрения относительно причин их однонаправленности); – сезонный фактор, связанный со стандартной фиксацией прибыли инвесторами в конце финансового года; – изъятие средств из корпоративных ценных бумаг, обусловленное общими опасениями падения курса рубля в условиях общего кризиса российского финансового рынка; – политика правительства и Центрального банка – приоритет валютного курса и рынка госбумаг – не могла одновременно учитывать интересы корпоративного сегмента. При этом следует отметить и неоднозначную оценку экономическими агентами новой курсовой политики и повышения учетной ставки; – отсутствие ограничений на репатриацию прибыли нерезидентами с корпоративного сегмента российского рынка ценных бумаг (в отличие от рынка ГКО и ОФЗ); – масштабная переориентация российских банков на наиболее ликвидные корпоративные бумаги с весны 1997 г. в расчете на сравнительно высокую доходность, что обусловило (по некоторым оценкам) конъюнктурный “перегрев” рынка к ноябрю 1997 г.; – спланированный “обвал” рынка со стороны нескольких глобальных фондов (это гипотеза, но, как известно, дыма без огня не бывает); – общий психологический фактор цепной реакции на рынке (сброс акций) в условиях нестабильности и неопределенности. Однако основной причиной обвала курсов на российском фондовом рынке, по-видимому, являлся интенсивный отток средств западных инвесторов. Так, в соответствии с данными ЦБ РФ с октября 1997 по февраль 1998 года чистый отток средств нерезидентов с российских финансовых рынков составил около 2 млрд. долларов. По другим оценкам, эти цифры заметно выше – 7,8 млрд. долларов. О масштабах биржевого спада можно судить по следующим данным: с 6 октября (максимальное значение индекса РТС-1 – 571,7) по 19 декабря 1997 г. падение фондового индекса РТС-1 составило 37,8%, что сильно превосходило падение курсов в большинстве других стран. Наибольшее снижение котировок среди акций, пользовавшихся наибольшим спросом с конца октября 1997 года наблюдалось по бумагам “Колэнерго”, “Норильский никель”, “ЕЭС России”, “Иркутскэнерго”, “Мегионнефтегаз”, “Сбербанк РФ” и “Ростелеком”. Наименьшее снижение продемонстрировала цена акций нефтяной компании “Лукойл”. По-видимому, это в значительной степени было связано с информацией о намечающемся альянсе “Лукойла”, “РАО Газпром”, и “Shell” на предстоящем аукционе по “Роснефти”. В начале 1998 г. последовало новое падение курсов. Так с 6 по 28 января 1998 года падение курсов составило около 28%. В качестве “внешних” причин обострения кризиса можно выделить быструю девальвацию валют Юго-Восточной Азии в начале 1998 года, снижение крупнейших азиатских фондовых индексов и, как следствие, ослабление финансовой устойчивости инвестиционных компаний данного региона, закрывавших свои позиции на Emerging Markets, в том числе в России. К тому же на отрицательное движение курсов акций, выпущенных нефтяными компаниями, играющих столь важную роль на российском фондовом рынке, чрезвычайно неблагоприятно сказалось падение цены на нефть на мировых рынках. Среди внутренних причин, связанных между собой как экономически, так и психологически, можно выделить существенные колебания на российском валютном рынке и рынке государственных долгов. Падение цен на фондовом рынке с 6 января по 28 января 1998 г. принесло снижение индекса РТС еще на 28%. Особенно сильно (на 50-70%) упали акции некоторых нефтяных компаний (“Томскнефть”, “Сургутнефтегаз” и др.) Получив заказы иностранных инвесторов на продажу значительных клиентских пакетов и, понимая, что рыночные курсы акций в ближайшее время продавят “линию поддержки”, инвестиционные дилеры сами продавали акции, способствуя тем самым нарастанию кризиса. К февралю 1998 г. паника на российских фондовых рынках в основном улеглась и размах колебаний цен значительно сократился. Общая коррекция курсов обнаруживалась, в частности, в том, что акции некоторых энергетических компаний начали выбираться из “ямы”. В целом на протяжении февраля индекс РТС-1 обнаружил явные положительные тенденции. Анализируя оба этапа биржевых спадов, нетрудно заметить, что по масштабам падения биржевых курсов российский фондовый рынок вышел на одно из первых мест в мире. Такая глубина кризиса в большей мере была порождена предшествующим интенсивным биржевым бумом в России, а также паникой, вызванной быстрым сокращением валютных резервов, и существенной переоценкой доллара на форвардных рынках в конце 1997 г. и особенно в начале 1998 г. Достигнув минимального уровня цен в конце января 1998 г., рынок сначала застыл, а затем понемногу начал оправляться. Реакция российского рынка на мировые события была достаточно сильно выражена, и некоторая стабилизация ситуации в мире способствовала повышению котировок российских акций. Однако события, происходившие в то время внутри страны, практически не давали инвесторам поводов для оптимизма. Наиболее остро встала проблема ГКО: эмитент испытывал значительные трудности при размещении новых серий, в связи с чем для погашения “старых” приходилось прибегать к помощи госбюджета. ЦБ пытался “снять” остроту проблемы, прибегая к такому средству, как манипулирование учетными ставками, однако если в начале года это давало определенные положительные результаты, то к середине года стало ясно, что повышение ставки рефинансирования не дает ожидаемого эффекта. Да это и понятно: регулирование экономических отношений в России только рыночными инструментами не могло сколько-нибудь существенно повлиять на них. Спрос на российские ценные бумаги продолжал оставаться в основном спекулятивным, а количество заказов инвесторов было незначительным. Положительная коррекция рынка акций продолжалась примерно до середины марта, когда отставка правительства разом перечеркнула появившиеся было надежды на продолжение повышения котировок (кризис 1998 года) С тех пор котировки акций беспрерывно падали, продавливая все новые и новые уровни поддержки. Падение цен акций сопровождалось снижением ликвидности рынка и падением объемов торгов. Так, если в 1-м квартале 1998 г. средний дневной объем торгов в РТС составлял 72 млн. деноминированных рублей, то во 2-м квартале этот показатель снизился до 50 млн. рублей Политическая неопределенность на длительный период дестабилизировала финансовый рынок. Однако и появление определенности с составом российского правительства способствовало очень непродолжительному улучшению ситуации. В мае ситуация в сфере государственных финансов вновь обострилась, участники рынка заговорили о грядущем кризисе банковской системы, неизбежности девальвации рубля и крахе рынка ГКО. Ситуация усугублялась новым ухудшением ситуации в мире и обострением социально-политической обстановки в России. В качестве средства, способного смягчить остроту финансового кризиса, назывались кредиты международных финансовых организаций. Однако, опасаясь, что кризис в России может привести к необратимым последствиям, главный кредитор страны – МВФ – старался всеми способами избежать вопроса о новых займах. Еще одним способом привлечения денег в бюджет являлось проведение инвестиционных конкурсов по продаже государственной собственности. Однако в условиях паники на финансовом рынке запланированная продажа пакета акций “Роснефти” оказалась невозможной, что не позволило бюджету получить деньги, на которые он сильно рассчитывал. Повышение учетной ставки ЦБ до 150% в конце мая могло свидетельствовать лишь об одном – монетарная политика Центрального банка зашла в тупик. Но если реакция фондового рынка на рост учетной ставки не была ярко выраженной, то на “развале” срочного рынка это не могло не отразиться. 1 июня 1998 года в связи с невозможностью осуществления платежей по заявкам брокерских фирм были прекращены торги на Российской бирже, а собрание кредиторов биржи, состоявшееся 4 июня, приняло решение не возобновлять биржевые торги. Это привело к стремительному падению котировок акций, которые достигли своих минимальных с начала года отметок, а также к ухудшению прогнозов международных рейтинговых агентств относительно будущей кредитоспособности России. Надежды на то, что краха финансовой системы России удастся избежать, становились все более призрачными. Напряженность вокруг принятия Государственной думой пакета антикризисных законов и серьезные проблемы на рынке ГКО, угроза девальвации рубля не способствовали улучшению ситуации на фондовом рынке. Ожидания его участников теперь были связаны с тем, что кризис удастся немного “сгладить”. Оптимисты уповали на международных кредиторов, надеясь, что “залатать” основные дыры в бюджете удастся с помощью внешних займов. Поэтому достижение договоренности с западными инвестиционными институтами о предоставлении финансовой помощи стало поводом к повышению котировок акций. Выделение первого транша стабилизационного кредита МВФ в июле 1998 года на короткое время вызвало спекулятивный рост котировок акций. Однако, по существу, ситуация в экономике страны не улучшилась, об использовании денег МВФ ходили самые разноречивые слухи, а выделение остальных займов ставилось в полную зависимость от выполнения российским правительством поставленных МВФ условий. Следует отметить и такой малоприятный факт, что с выделением стабилизационного кредита внешняя задолженность РФ выросла до 150 млрд. долларов. В середине июля 1998 года была предпринята попытка реструктурировать часть долга по ГКО путем их конвертации в среднесрочные и долгосрочные валютные облигации. Несмотря на то, что обмен части ГКО позволил снять основную нагрузку по выплатам с августа-сентября, перенеся ее на несколько лет, он не мог способствовать существенному улучшению ситуации в секторе внутреннего долга. В конце июля – начале августа индекс РТС достиг критического уровня – 100 пунктов. Именно с этого уровня в 1995 г. начался расчет индекса этой торговой системы. Таким образом, с января по август индекс российского фондового рынка упал в 4 раза, а объемы торгов в РТС сократились в 6 – 8 раз. Начало августа 1998 года характеризовалось усилением кризисных явлений на валютном рынке, что выразилось в ажиотажном спросе на валюту и существенном росте курса доллара. Потеря ликвидности многими банками привела к началу крупномасштабного межбанковского кризиса. “Подлило масла в огонь” письмо Дж. Сороса, опубликованное в газете Financial Times, в котором говорилось, что финансовые рынки России достигли финальной стадии, в связи с чем российскому правительству придется девальвировать рубль на 15 – 25% и ввести его жесткую привязку к доллару или евро. На очередное ухудшение ситуации в России откликнулись и влиятельные международные рейтинговые агентства, которые в очередной раз понизили кредитный рейтинг РФ. Кульминацией финансового кризиса стало заявление правительства от 17 августа о новой экономической политике, которая предусматривала расширение границ валютного коридора, объявление моратория на погашение внешних долгов и “замораживание” рынка ГКО. После такого заявления правительство должно было уйти в отставку, что и случилось. Таким образом, финансовый кризис вновь усугубился политическим. Но фондовому рынку к этому времени уже ничего не угрожало. То, что от него осталось, сложно было назвать рынком: объемы торгов в РТС сократились до 0,5 – 1 млн. рублей, индекс прекратил падение лишь на отметке около 40 пунктов. Ситуация на рынке акций вынудила основные торговые площадки внести изменения в правила торговли. Так, если согласно старой редакции правил торговли в РТС, максимальное отклонение от лучшей цены на покупку или продажу не должно было превышать 10%, то теперь это ограничение было снято, также как и обязательство участников торговли непрерывно поддерживать как минимум три односторонние котировки. Маркет-мейкеры, вплоть до специального решения совета директоров РТС, были уравнены в правах с участниками торговли, вместо этого введен институт первичных участников торговли. Аналогичные изменения в правилах проведения торгов произошли и на ММВБ. В течение последующих 4 месяцев рынок акций характеризовался отсутствием как спроса, так и предложения, низкой ликвидностью, вялой динамикой котировок, отсутствием выраженной реакции на поступающие новости. Участники торговли воздерживались от заключения сделок как в связи с многократно возросшими рисками (на рынке упорно циркулировали слухи о возможной национализации некоторых предприятий), так и в связи с низкими ценовыми уровнями. В ноябре – декабре 1998 г. основной проблемой стал вопрос о реструктуризации ГКО. В реструктуризации ГКО правительство пошло на уступку иностранным инвесторам, разрешив вкладывать рублевые средства, полученные от реструктуризации ГКО, в акции российских предприятий в связи с тем, что некоторые представители западных банков не были удовлетворены предложенной ранее схемой репатриации средств. Было предложено продавать акции предприятий иностранным инвесторам на специальных торговых сессиях, которые будут проходить на ММВБ, причем Центральный банк будет осуществлять за этими торгами строгий контроль на основе позиций валютного регулирования. В начале ноября российское правительство приняло решение провести аукцион по продаже пакета акций “Газпрома”, проведению которого летом того же года помешал финансовый кризис. Информация о предстоящем аукционе стала стимулом к повышению котировок акций “Газпрома”, который “потянул” за собой весь остальной рынок. Было решено продать 5% акций “Газпрома” двумя лотами, причем перепродажа акций и их использование в качестве других финансовых инструментов в течение пяти лет была запрещена. Первый лот в размере 2,5% уставного капитала был оценен в 651,021 млн. долларов. До последнего момента были сомнения в том, что в конце года найдется покупатель пакета акций “Газпрома”, причем по цене, значительно превышающей стоимость акций компании как на внутреннем, так и на внешнем рынке. В конце декабря был объявлен победитель аукциона, им оказался стратегический партнер “Газпрома” – немецкая компания “Ruhrgas AG”. Как и ожидалось, цена продажи пакета акций российского газового концерна оказалась ненамного выше стартовой, составив 660 млн. долларов, или более 13 млрд. рублей, что, тем не менее, позволило госбюджету получить значительную сумму, а Центральному банку РФ – снизить объем денежной эмиссии. К концу 1998 года ситуация на рынке акций мало изменилась по сравнению с началом осени. Но все же следует отметить некоторое увеличение объемов торгов на рынке в связи с частичной нормализацией платежной системы страны, а также повышение котировок по сравнению со своим минимальным уровнем, который был отмечен в конце сентября – начале ноября. За первое полугодие 1999 г. котировки российских акций продемонстрировали некоторый рост. Индекс РТС-1 вырос до 130 пунктов, тем самым за первую половину 1999 г. – на 108,4%. За первую половину 1999 г. объем заключенных в РТС сделок составил 950 млн. долларов – лишь 12,7% от оборота, зарегистрированного в РТС за первые шесть месяцев 1998 года. Среди факторов, оказавших в первой половине 1999 года наиболее значимое влияние на российский рынок акций, следует выделить следующие: Во-первых, в отношениях между Правительством РФ и руководством МВФ имел место определенный прогресс. На прошедшей в начале июня в Санкт-Петербурге встрече С. Степашина и М. Камдессю были сделаны заявления, подтверждающие намерения сторон продолжить работу по реализации программы кредитования России. Между тем уповать же только на МВФ для России было бы неразумно, что связано с позицией нового руководителя МВФ Хорста Кёлера. Несмотря на отклонение законопроекта о налоге на автозаправочные станции, в июне 1999 года Государственная Дума в целом поддержала правительственный пакет законопроектов. Среди них можно назвать законопроект о внесении поправок в первую часть Налогового кодекса, законопроект о реструктуризации кредитных организаций, законопроект, предоставляющий ЦБ РФ право выпуска собственных облигаций, законопроект о дифференцированном налоге на владельцев автомобилей с объемом двигателя свыше 2,5 литров, законопроект о внесении изменений и дополнений в закон “О Государственной налоговой службе РФ” и т.д. Во-вторых, во второй половине июня в Нью-Йорке министр финансов М. Касьянов достиг предварительной договоренности с крупнейшими западными кредиторами о предоставлении отсрочки России по долгам бывшего СССР. Это несколько улучшило настроение портфельных инвесторов, в том числе и на рынке акций, несмотря на снижение рейтинга облигаций (в которые переоформлен долг России лондонскому клубу (IAN)) агентством Fitch IBCA с уровня CC до DD. В-третьих, с 23 июня иностранным инвесторам была предоставлена возможность покупать акции российских компаний за счет средств, поступивших от погашения ГКО и ОФЗ. Кроме того, нерезидентам разрешено участвовать на первичном размещении корпоративных облигаций и покупать их на вторичном рынке на ММВБ. В-четвертых, в конце лета 1999 г. были проведены годовые собрания акционеров РАО “ЕЭС России”, РАО “Газпром”, “ЛУКойла”, “Ростелекома”, “Татнефти”, “Аэрофлота” и т.д. В предверии этих событий рынок продемонстрировал повышение спекулятивного спроса на акции данных компаний. В-пятых, продолжился рост цен на нефть и нефтепродукты на мировых рынках. Что на 40%-50% обеспечило России положительное сальдо внешней торговли. Напомню, что в 1999 году оно составило 40 млрд. долларов США.

Join Us On Telegram @rubyskynews

How to Stop Missing Deadlines? Follow our Facebook Page and Twitter !-Jobs, internships, scholarships, Conferences, Trainings are published every day!